Особенности службы в рвсн


  1. В РВСН контрактники в основном проходят службу, овладевая такими профессиями, как техники, механики-водители пусковых установок, начальники расчетов, командиры взводов. Командование заинтересовано в том, чтобы квалификация каждого военнослужащего повышалась, поэтому существуют современные программы доподготовки для каждой специальности.
  2. Существуют программы для младших военных специалистов, которые в течение 4 месяцев осваивают новые виды радиосвязи, обеспечивающие взаимодействие с цифровыми радиорелейными станциями и командно-штабными машинами.
  3. Военные академии РВСН для офицеров и курсантов уделяют большое внимание обучению. В рядах преподавательского состава в основном доктора и кандидаты наук
  4. Постоянно ракетные войска получают новое уникальное вооружение. Это и улучшенные межконтинентальные ракеты, и перспективные пусковые установки дальнего базирования, и модернизированные ракетные комплексы, и новейшие колесные дорожные машины, и сменное оборудование. Чтобы управлять ими, необходимо постоянно совершенствоваться, приобретать знания, следить за достижениями ученых и конструкторов, не пропускать информацию от других государств – какие новинки появились на их вооружении.
  5. Обеспечить защиту от несанкционированного запуска ракет, предотвратить такую попытку – задача каждого военнослужащего ракетных войск.

Состав и численность РВСН[править|править код]


Динамика изменения состава РВСН с 1990 по 2010 годыНосителиКоличество возможных боезарядов по годам1990июл.97июл.98июл.99июл.00июл.01июл.02июл.03июл.04окт.05июл.06янв.07янв.08янв.09июл.09дек.10РС-10326000000000000000РС-1240000000000000000РС-16188000000000000000РС-20[~ 1][источник не указан 2408 дней]3 0801 8601 8001 8001 8001 6601 4801 1601 080850800760750680590580РС-18[~ 1]1 8001 0201 008960900900900780780774756738660432420420РС-22Ш560100100100100600000000000РС-22Ж3303603603603603603601501500000000РС-12М288360360360360360345333315291254243213180174171РС-12М200010202430363617.12.2018

РВСН СССР: ИСТОРИЯ, СТРУКТУРА И ВООРУЖЕНИЕ

Разработка стратегического ракетного оружия в СССР началось в первые послевоенные годы. Базой для создания первых советских баллистических ракет послужили трофейные немецкие ракеты ФАУ-2.

Первое поколение советских стратегических ракет

В 1947 г. начато строительство 4-го Центрального государственного полигона Капустин Яр, куда прибыла бригада особого назначения Резерва Верховного Главнокомандования (брон РВГК) под командованием генерал-майора артиллерии А.Ф. Тверецкого с элементами ракет ФАУ-2. В этом же году начались испытательные пуски немецких ракет, а уже через год, 10 октября 1948 г., была запущена первая советская баллистическая ракета Р-1 – копия ФАУ-2, собранная из агрегатов уже советского производства.

В период с 1950 по 1955 гг. в составе артиллерии РВГК было сформировано еще шесть брон (с 1953 г. – инженерных бригад РВГК), вооруженных ракетами Р-1 и Р-2. Данные ракеты имели дальность 270 и 600 км соответственно и были оснащены обычными (неядерными) боевыми частями. Бригады особого назначения, вооруженные ракетами, теоретически предназначались для поражения крупных военных, военно-промышленных и административных объектов, имеющих важное стратегическое или оперативное значение, однако реальная их боевая ценность была невысокой из-за низких характеристик ракетного вооружения. На подготовку ракеты к старту уходило 6 часов, заправленную ракету нельзя было хранить – ее требовалось запустить в течение 15 минут или сливать горючее и затем готовить ракету к повторному запуску не менее суток. За стуки бригада могла выпустить 24-36 ракет. Точность ракет Р-1 и Р-2 была крайне низкой: КВО (круговое вероятностное отклонение) составляло 1,25 км, вследствие чего можно было весть огонь по объектам площадью не менее 8 кв. км. Однако ракетой с неядерной БЧ обеспечивалось сплошное разрушение городских построек в радиусе всего лишь 25 м, что делало применение Р-1 и Р-2 малоэффективным в реальных боевых условиях. К тому же многочисленная техника стартовой батареи была весьма уязвима для артиллерийского огня и средств воздушного нападения. С учетом всего вышеизложенного, первые советские ракетные бригады имели минимальную боевую ценность, представляя собой скорее учебно-испытательные центры для подготовки специалистов и отработки ракетных технологий. Для превращения их в реальную боевую силу требовалось гораздо более совершенное ракетное оружие.

Во второй половине 50-х гг. на вооружение принимаются БРСД (баллистические ракеты средней дальности) Р-5 и Р-12 с дальностями полета соответственно 1200 и 2080 км, а также МБР Р-7 и Р-7А.

Одноступенчатая тактическая баллистическая ракета Р-5 стала первой по-настоящему боевой советской ракетой. Повышение дальности стрельбы обусловило чрезвычайно низкую ее точность: КВО составляло 5 км, что делало применение данной ракеты с обычной БЧ бессмысленным. Поэтому для нее была создана ядерная боеголовка мощностью 80 килотонн. Ее модификация – Р-5М несла ядерную боеголовку мощностью уже в 1 мегатонну. Ракеты Р-5М состояли на вооружении шести инженерных бригад РВГК и значительно повышали огневую мощь Советской Армии. Однако их дальность в 1200 км была явно недостаточной для стратегического противостояния с США. Чтобы максимально «накрыть» территорию, подконтрольную НАТО, два дивизиона 72-й инженерной бригады с четырьмя ракетами Р-5М в обстановке строгой секретности были перемещены на территорию ГДР, после чего в зоне их досягаемости оказалась юго-восточная часть Великобритании.

Здесь следует сделать небольшое отступление, чтобы уяснить дальнейшие пути развития советских баллистических ракет. Дело в том, что среди советских конструкторов возник раскол. Выдающийся конструктор ракетной техники С.П. Королев был сторонником жидкостных ракет, где в качестве окислителя использовался жидкий кислород. Недостаток подобных ракет были рассмотрен выше: их нельзя было хранить в заправленном состоянии сколько-нибудь длительный срок. В то же время М.К. Янгель, заместитель Королева, выступал за использование в качестве окислителя азотной кислоты, что позволяло хранить ракету заправленной и готовой к пуску достаточно долго.

Шахтная пусковая установка ракеты Р-12У

В конечном итоге этот спор привел к созданию двух независимых КБ. Янгель со своим коллективом основал при строящемся ракетостроительном заводе в Днепропетровске («Южмаш») Особое конструкторское бюро №584. Здесь он разрабатывает БРСД Р-12, которая принимается на вооружение в 1959 г. Данная ракета имела КВО 5 км и оснащалась ядерной боеголовкой мощностью 2,3 Мт. При сравнительно небольшой дальности Р-12 неоспоримым ее достоинством было использование хранимых компонентов топлива и возможность хранения в требуемой степени боевой готовности – от №4 до №1. При этом время подготовки к пуску составляло от 3 ч 25 мин до 30 мин. Забегая вперед, скажем, что ракета Р-12 стала «долгожительницей» советских ракетных войск. В 1986 г. на вооружении все еще состояли 112 пусковых установок Р-12. Полное их снятие вооружения состоялось лишь в конце 80-х в рамках советско-американского договора о ликвидации ракет средней и малой дальности.

Пока Янгель создавал Р-12, Королевым велась разработка ракеты Р-7. Принятая на вооружение в 1960 г., данная МБР с дальностью полета 8000 км стала первой советской баллистической ракетой, способной достичь территории США. Однако серьезным недостатком Р-7 было длительное время заправки – 12 часов. При этом требовалось 400 тонн жидкого кислорода, а заправленная ракета могла храниться не более 8 часов. Таким образом, Р-7 неплохо подходила для упреждающего удара по противнику, но не давала возможности осуществить ответный пуск. По этой причине максимальное количество развернутых пусковых установок Р-7 никогда не превышало четырех, а к 1968 г. все Р-7 были сняты с вооружения, уступив место ракетам нового поколения.

В 1958 г. происходит разделение ракетных войск в соответствии с их задачами: инженерные бригады РВГК, вооруженные оперативно-тактическими ракетами Р-11 и Р-11М передаются в Сухопутные войска, а межконтинентальные баллистические ракеты Р-7 входят в состав первого соединения МБР под условным названием «Объект «Ангара».

Создание РВСН

Таким образом, к концу 50-х гг. в СССР были созданы и запущены в серийное производство образцы ракет с достаточной боевой эффективностью. Назрела необходимость в создании централизованного руководства всеми стратегическими ракетными силами.

17 декабря 1959 г. №1384-615 совершенно-секретным постановлением Совмина СССР «Об учреждении должности главнокомандующего ракетными войсками в составе Вооруженных Сил СССР» был создан самостоятельный вид Вооруженных сил – Ракетные войска стратегического назначения. В настоящее время 17 декабря отмечается как День РВСН.

Постановлением №1384-615 предписывалось в составе РВСН иметь ракетные бригады (средней дальности) трех-четырехполкового состава и ракетные дивизии пяти-шестиполкового состава, а также бригады МБР в составе шести-восьми стартов.

Начинается формирование управлений и служб РВСН. 31 декабря 1959 г. были сформированы: Главный штаб Ракетных войск, Центральный командный пункт с узлом связи и вычислительным центром, Главное управление ракетного вооружения, управление боевой подготовки, другие службы. Первым командующим РВСН СССР был назначен заместитель министра обороны – главный маршал артиллерии Неделин М.И.

В течение непродолжительного времени после официального создания РВСН на территории СССР начали появляться многочисленные ракетные полки и дивизии. В штат ракетных войск спешно передавались танковые, артиллерийские и авиационные части. Они сдавали свое прежнее вооружение и в кратчайшие сроки осваивали новую ракетную технику. Так, в состав РВСН были переданы два управления воздушных армий Дальней авиации, послужившие базой для развертывания ракетных армий, три управления авиадивизий, 17 инженерных полков РГК (их реорганизовали в ракетные дивизии и бригады) и многие другие части и соединения.

К 1960 г. в составе РВСН было развернуто 10 ракетных дивизий, базировавшихся в западной части Союза и на Дальнем Востоке:

1) 19-я ракетная Запорожская Краснознаменная орденов Суворова и Кутузова дивизия, штаб в городе Хмельницком (УССР);

2) 23-я гвардейская ракетная Орловско-Берлинская Краснознаменная дивизия — штаб в городе Валга;

3) 24-я гвардейская ракетная Гомельская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия — Гвардейск в Калиниградской области;

4) 29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная дивизия — Шяуляй (Литовская ССР);

5) 31-я гвардейская ракетная Брянско-Берлинская Крас­нознаменная дивизия — Пружаны (БССР);

6) 32-я ракетная Херсонская Краснознаменная дивизия — Поставы (БССР);

7) 33-я гвардейская ракетная Свирская Краснознамен­ная орденов Суворова, Кутузова и Александра Невского ди­визия — Мозырь (БССР);

8) гвардейская ракетная Севастопольская дивизия — Луцк (УССР);

9) ракетная дивизия — Коломыя (УССР);

10) ракетная дивизия — Уссурийск.

Заправка ракеты Р-12

Все эти дивизии имели на вооружении ракеты Р-12, общее количество которых в 1960 г. составляло 172 единицы, но уже через год их стало 373. Теперь вся Западная Европа и Япония находились под прицелом советских РВСН.

Единственная дивизия, вооруженная межконтинентальными ракетами Р-7 и Р-7А, базировалась в Плесецке.

В соединениях БРСД основной боевой единицей являлся ракетный дивизион (рдн), в соединениях МБР – ракетный полк (рп).

К 1966 году численность БРСД Р-12 на вооружении советских ракетных войск достигла 572 – это был максимум, после которого началось постепенное снижение. Однако радиус действия Р-12 был все-таки не очень большим. Задача создания массовой ракеты, способной «дотянуться» до территории США, все еще не была решена.

К 1958 г. советские химики разработали новое перспективное топливо – гептил. Данное вещество отличалось чрезвычайной токсичностью, но при этом являлось эффективным в качестве топлива, а главное – долгохранимым. Ракеты на гептиле можно было держать в боевом состоянии годами.

В 1958 г. Янгель начинает проектирование ракеты Р-14, которая в 1961 году принимается на вооружение. Дальность полета новой ракеты, оснащенной боеголовкой мощностью 2 Мт, составила 4500 км. Теперь РВСН СССР могли свободно держать на прицеле всю Западную Европу.

Однако Р-14, как, впрочем, и Р-12 была чрезвычайно уязвимой на открытой стартовой позиции. Необходимо было срочно повысить выживаемость ракет. Выход был найден простой, хотя и трудозатратный – поместить стратегические ракеты в шахты. Так появились пусковые установки ракет шахтного базирования Р-12У «Двина» и Р-14У «Чусовая». Стартовая позиция «Двина» представляла собой прямоугольник размером 70 на 80 м, в углах которого располагались пусковые шахты, а под землей – командный пункт. «Чусовая» имела форму прямоугольного треугольника с катетами 70 и 80 м, с пусковыми шахтами на вершинах.

Второе поколение советских стратегических ракет

Несмотря на колоссальный прогресс в развитии ракетной техники, достигнутый в 50-е – первой половине 60-х гг., Советский Союз все еще был не в состоянии нанести полноценный ракетно-ядерный удар по территории Америки. Попытка в 1962 г. разместить советские ракеты Р-12 и Р-14 на Кубе, поближе к границам США, закончилась острейшей конфронтацией, известной как «Карибский кризис». Возникла реальная угроза Третьей мировой войны. СССР вынужден был отступить и убрать свои стратегические ракеты с Кубы.

В то же время, к 1962 г. США имели на вооружении триста(!) межконтинентальных баллистических ракет «Атлас», «Титан-1» и «Минитмен-1» с предельным отклонением от цели 3 километра, оснащенных ядерными боеголовками мощностью 3 Мт. А принятая в 1962 г. на вооружение ракета «Титан-2» была оснащена термоядерной боеголовкой мощностью 10 мегатонн, и имела предельное отклонение всего 2,5 км. И это не считая огромного флота стратегических бомбардировщиков (1700 машин) и 160 БРПЛ «Поларис» на 10 подводных лодках типа «Джордж Вашингтон». Превосходство США над СССР в области стратегических вооружений было просто подавляющим!

Необходимо было срочно сокращать разрыв. С 1959 г. в спешном порядке была начата разработка двухступенчатой МБР Р-16. К сожалению, спешка имела трагические последствия в виде череды аварий и катастроф. Самой крупной из них стал пожар на Байконуре 24 октября 1960 г., который возник в результате грубейшего нарушения техники безопасности (инженеры и ракетчики пытались провести устранение неисправности электросхемы на заправленной ракете Р-16). В результате ракета взорвалась, ракетное топливо и азотная кислота разлились по стартовой площадке. Погибло 126 человек, в том числе командующий РВСН маршал Неделин. Янгель чудом уцелел, так как за несколько минут до катастрофы отошел за бункер покурить.

Тем не менее, работы по Р-16 продолжились, и к концу 1961 г. три первых ракетных полка были подготовлены к заступлению на боевое дежурство. Параллельно с разработкой ракет Р-16 создавались шахтные пусковые установки для них. Стартовый комплекс, получивший индекс «Шексна-В», состоял из трех ШПУ, размещенных в одну линию на расстоянии нескольких десятков метров, подземного командного пункта и хранилищ горючего и окислителя (ракеты заправлялись непосредственно перед запуском).

В 1962 г. в строю было 50 ракет Р-16, а к 1965 г. их количество в составе РВСН достигло максимума – 202 пусковые установки ракет шахтного базирования Р-16У в нескольких районах базирования.

ШПУ ракеты УР-100

Р-16 стала первой массовой советской ракетой, дальность полета которой (11500-13000 км) позволяла поражать цели на территории США. Она стала базовой ракетой для создания группировки межконтинентальных ракет РВСН. Правда точность ее была невысокой – предельное отклонение 10 км, но она компенсировалась мощной боеголовкой – 3-10 Мт.

Примерно в это же время Королев разрабатывал новую кислородную МБР Р-9. Ее испытания затянулись до 1964 г. (хотя первые боевые комплексы были развернуты в 1963). Несмотря на то, что сам Королев считал свою ракету значительно превосходящей Р-16 (Р-9 была значительно точнее, при вдвое меньшем весе имела дальность 12500-16000 км и мощную боеголовку в 5-10 Мт), широкого распространения она не поручила. На вооружение РВСН поступило всего 29 ракет Р-9А, которые прослужили до середины 1970-х гг. После Р-9 кислородные ракеты в Советском Союзе не создавались.

Несмотря на то, что ракеты Р-16 были приняты на вооружение и построены в значительном количестве, они были слишком большими и дорогими для того, чтобы стать по-настоящему массовыми. Конструктор ракет академик В.Н. Челомей предложил свое решение – легкую «универсальную» ракету УР-100. Она могла использоваться как в качестве МБР, так и в системе противоракетной обороны «Таран». УР-100 была принята на вооружение 1966 г., а в 1972 г. приняты на вооружение ее модификации с улучшенными тактико-техническими характеристиками – УР-100М и УР-100УТТХ.

УР-100 (по классификации НАТО – SS-11) стала самой массовой ракетой из когда-либо принятых на вооружение РВСН СССР. С 1966 по 1972 гг. было поставлено на боевое дежурство 990 ракет УР-100 и УР-100М. Дальность пуска ракеты с легкой ГЧ мощностью 0,5 Мт составляла 10600 км, а с тяжелой ГЧ мощностью 1,1 Мт – 5000 км. Большим достоинством УР-100 стало то, что в заправленном состоянии она могла храниться весь срок своего нахождения на боевом дежурстве – 10 лет. Время от получения команды до пуска составляло около трех минут, которые требовались на раскрутку гироскопов ракеты. Массовое развертывание относительно дешевых ракет УР-100 стало советским ответом на американские «Минитмены».

В 1963 г. было принято решение на много лет вперед определившее облик РВСН: приступить к строительству шахтных пусковых установок (ШПУ) одиночного старта. На всей территории СССР, от Карпат до Дальнего Востока, развернулось грандиозное строительство новых позиционных районов базирования МБР, в котором было задействовано 350 тысяч человек. Постройка ШПУ одиночного старта являлась трудозатратным и дорогим процессом, однако такая пусковая установка была значительно более устойчивой к ядерным ударам. Шахтные пусковые установки были опробованы реальными ядерными взрывами и показали высокую устойчивость: все системы и фортификационные сооружения остались неповрежденными и способными к боевой работе.

Параллельно с разработкой легкой МБР УР-100 КБ Янгеля начало разработку комплекса Р-36 с МБР тяжелого класса. Ее основной задачей считалось поражение высокозащищенных малоразмерных целей на территории США, таких как пусковые установки МБР, командные пункты, базы атомных подводных ракетоносцев и т.д. Так же, как и остальные советские МБР того времени, Р-36 не отличалась высокой точностью, что постарались компенсировать боеголовкой мощностью 10 Мт. В 1967 г. тяжелую МБР Р-36 приняли на вооружение РВСН, к этому моменту уже было развернуто 72 ракеты, а к 1970 г. – 258.

Пусковая установка Р-36 представляла собой огромное сооружение: глубина – 41 м, диаметр – 8 м. Поэтому их размещали в безлюдных районах: Красноярский край, Оренбургская и Челябинская области, Казахстан. Соединения, вооруженные Р-36, вошли в состав Оренбургского ракетного корпуса, позже преобразованного в ракетную армию.

РВСН в 60-х – 70-х гг.

Быстрый рост группировки советских баллистических ракет сопровождался многочисленными изменениями в структуре РВСН. Развертывание все большего количества пусковых установок МБР и ракет средней дальности требовало надежных систем управления, оповещения и связи. В потенциальном ядерном конфликте счет времени шел на секунды – ракеты должны были уйти из шахт до того, как их уничтожит противник. Кроме того, шахтные пусковые установки нуждались в сложном техническом обслуживании и надежной охране. Позиционные районы МБР занимали огромные безлюдные пространства. Пусковые установки находились на значительном удалении друг от друга для того, чтобы их труднее было уничтожить одним ударом. Обслуживание ракет требовало большого количества личного состава и мощной инфраструктуры.

РВСН стали, по сути, закрытым «государством в государстве». Для ракетчиков строились секретные города, которые не значились на картах. Их существование, как и все, что связано с РВСН, было государственной тайной, и лишь железнодорожные ветки, уходившие в якобы безлюдные места, могли указать на расположение секретных объектов. В ведении РВСН имелись не только военные объекты, но и собственные заводы, совхозы, лесничества, железные и автомобильные дороги.

Организационная структура РВСН начала формироваться с передачи в их состав двух воздушных армий Дальней авиации, на базе которых были сформированы две ракетные армии, вооруженные ракетами средней дальности Р-12 и Р-14. Их разместили в западных районах СССР.

Управление 43-й ракетной армии располагалось в Виннице (УССР). Первоначально в ее состав входили три ракетных дивизии и две бригады, позже – 10 дивизий, дислоцировавшихся на территории России, Украины и Белоруссии. Управление 50-й армии находилось в Смоленске.

Развертывание межконтинентальных баллистических ракет потребовало создания большого количества новых ракетных соединений. В 1961 г. в составе РВСН (в дополнение к двум вышеуказанным армиям) появились пять отдельных ракетных корпусов со штабами во Владимире, Кирове, Омске, Хабаровске и Чите. В 1965 г. сформировали еще два отдельных ракетных корпуса со штабами в Оренбурге и Джамбуле, причем Оренбургский корпус получил на вооружение тяжелые МБР Р-36, представлявшие собой главную ударную силу РВСН того времени.

В дальнейшем счет новым создаваемым ракетным дивизиям пошел на десятки, что потребовало наращивания численности управленческих структур РВСН.

К 1970 г. на территории России, Украины и Казахстана дислоцировалось 26 дивизий МБР и 11 дивизий РСД. К этому времени возникла необходимость в масштабной реорганизации РВСН, что и было сделано в первой половине 1970 г. Три отдельных ракетных корпуса, Хабаровский, Джамбульский и Кировский, были расформированы, а остальные четыре развернули в ракетные армии.

Таким образом, к 8 июня 1970 г. в состав РВСН СССР входило 6 ракетных армий:

  • 27-я гвардейская ракетная Витебская Краснознаменная армия (штаб во Владимире);
  • 31-я ракетная армия (штаб в Оренбурге);
  • 33-я гвардейская ракетная Бериславско-Хинганская дважды Краснознаменная армия (штаб в Омске);
  • 43-я ракетная Краснознаменная армия (штаб в Виннице);
  • 50-я ракетная Краснознаменная армия (штаб в Смоленске);
  • 53-я ракетная армия (штаб в Чите).

Тяжелые межконтинентальные баллистические ракеты Р-16У состояли на вооружении ракетных дивизий, дислоци­ровавшихся в Бершети (52-я ракетная дивизия), Бологом (7-я гвардейская РД), Нижнем Тагиле (42-я РД), Йошкар-Оле (14-я РД), Новосибирске, Шадринске и Юрье (8-я РД).

Коро­лёвские ракеты Р-9А стояли в шахтах в окрестностях Омска и Тюмени.

Самая массовая легкая МБР УР-100 развертывалась по всей территории Советского Союза. Ее получили на вооружение дивизии, управления которых находились в Бершети (52-я РД), Бологом (7-я РД), Гладкой Красноярско­го края, Дровяной (4-я РД) и Ясной Читинской области, Ко­зельске (28-я РД), Костроме и Свободном (27-я РД) Амурской области, Татищеве (60-я РД), Тейково (54-я РД), Первомайс­ком (46-я РД) и Хмельницком (19-я РД).

Тяжелые МБР Р-36 получили на вооружение пять дивизий 31-й Оренбургс­кой ракетной армии — 13-я ракетная дивизия в Домбаровском (Ясной), 38-я в Жангиз-Тобе, 57-я в Державинске, 59-я в Карталы, 62-я в Ужуре.

После смерти в 1972 г. маршала Н.И. Крылова, РВСН возглавил главный маршал артиллерии В.Ф. Толубко, который с 1960 г. являлся первым заместителем командующего ракетными войсками. На этой должности он оставался в течение 13 лет, до 1985 г.

Несмотря на обстановку строгой секретности, окружавшую РВСН, вряд ли можно было утаить расположение пусковых установок и гарнизонов советских ракетных войск от американцев. Средства космической, воздушной и радиоэлектронной разведки позволяли им отслеживать и устанавливать точные координаты всех интересующих стратегических объектов. Западные разведки стремились получить информацию о советских ракетах и агентурным путем. В начале 1960-х гг. полковник ГРУ Олег Пеньковский, работая под прикрытием в Англии, передал американским и британским спецслужбам огромный массив информации о советских стратегических ракетах, в частности, размещенных тогда на Кубе.

Договор ОСВ-1

В начале 70-х гг. обе стороны ракетно-ядерного противостояния – СССР и США – владели столь крупными ядерными арсеналами, что дальнейшее их количественное наращивание теряло смысл. Зачем иметь возможность уничтожить своего противника двадцать раз, если одного раза достаточно?

26 мая 1972 года в Москве генсек ЦК КПСС Брежнев и президент США Никсон подписали два важных докумен­та: «Договор об ограничении систем противоракетной оборо­ны» и «Временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений», а также ряд приложений к ним.

Впервые в истории соперники в крупнейшем геополитическом противостоянии смогли договориться об ограничении своих ракетно-ядерных арсеналов. Временное соглашение, получившее впоследствии название Договор ОСВ-1, предусматривало взаимный отказ от строительства новых ШПУ межконтинентальных баллистических ракет, а также замены легких и устаревших МБР на тяжелые современные. Достраивать стационарные пусковые установки, уже находившиеся в стадии активного строительства, разрешалось. На момент подписания Договора ОСВ-1 количество советских ШПУ составляло 1526 единиц (у США – 1054). В 1974 г., после достройки шахт, численность развернутых советских МБР возросла до 1582, достигнув исторического максимума.

Одновременно ограничивалось количество ядерных ракет морского базирования. СССР разрешалось иметь не более 950 ПУ БРПЛ и не более 62 современных подводных крейсеров с баллистическими ракетами, США – не более 710 ПУ БРПЛ и 44 подводных лодок соответственно.

Третье поколение стратегических ракет

Заключение Договора ОСВ-1 стало лишь короткой передышкой в ракетно-ядерной гонке. Формально Советский Союз теперь превосходил США по количеству МБР почти в полтора раза. Но американцы свели на нет это преимущество за счет своих новых технологий.

В начале 70-х гг. на вооружение поступают МБР «Минитмен» с разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Одна такая ракета могла поразить три цели. К 1975 г. на вооружении находилось уже 550 «Минитменов», оснащенных разделяющимися ГЧ.

МБР УР-100 в ШПУ

В СССР начали срочно разрабатывать адекватный ответ новым американским ракетам. Еще в 1971 г. в СССР была принята на вооружение МБР УР-100К, которая могла нести три боеголовки рассеивающего типа по 350 Кт каждая. В 1974 г. на вооружение принята очередная модификация УР-100 – УР-100У, которая также несла три боеголовки рассеивающего типа по 350 Кт. Они еще не имели индивидуального наведения боеголовок на цели, и поэтому не могли считаться адекватным ответом «Минитменам».

Менее чем через год РВСН СССР получили ракету УР-100Н (разработки КБ Челомея), оснащенную шестью разделяющимися боеголовками индивидуального наведения мощностью 750 Кт каждая. К 1984 г. МБР УР-100Н стояли на вооружении четырех дивизий, расположенных в Первомайске (90 ШПУ), Татищево (110 ШПУ), Козельске (70 ШПУ), Хмельницком (90 ШПУ) – всего 360 единиц.

В том же 1975 году РВСН получили еще две новые баллистические ракеты с разделяющимися боеголовками индивидуального наведения: МР-УР-100 (разработки КБ Янгеля) и знаменитая «Сатана» – Р-36М (она же РС-20А, а по классификации НАТО – SS-18Mod 1,2,3 Satan).

Эта МБР долгое время являлась основной ударной силой РВСН. Американцы не имели ракет, обладающих подобной боевой мощью. Ракеты Р-36М оснащались разделяющейся головной частью с 10 блоками индивидуального наведения по 750 Кт каждый. Размещались они в огромных шахтам диаметром 6 м и глубиной 40 м. В последующее годы ракеты «Сатана» неоднократно модернизировались: были приняты на вооружение ее варианты: Р-36МУ и Р-36 УТТХ.

Ракеты четвертого поколения

Ракетный комплекс Р-36М2 «Воевода» (по классификации НАТО — SS-18 Mod.5/Mod.6) стал дальнейшим развитием «Сатаны». Он был принят на вооружение в 1988 г. и, по сравнению с предшественниками, получил возможность преодолевать систему ПРО потенциального противника и нанести гарантированный ответный удар по противнику даже в условиях многократного ядерного воздействия по позиционному району. Это достигнуто за счет повышения живучести ракет к поражающим факторам ядерного взрыва как при нахождении в ШПУ, так и в полете. Каждая ракета 15А18М технически могла нести до 36 боевых блоков, однако по договору ОСВ-2 допускалось не более 10 боеголовок на одной ракете. Тем не менее, удар всего восемью-десятью ракетами «Воевода» обеспечивал уничтожение 80% промышленного потенциала США.

Были существенно улучшены и другие ТТХ: точность ракеты возросла в 1,3 раза, время подготовки к пуску сокращено в 2 раза, в 3 раза увеличена длительность автономности и т.д.

Р-36М2 является наиболее мощным стратегическим ракетным комплексом, состоявшим на вооружении РВСН СССР. В настоящее время «Воевода» продолжает службу в РВСН Российской Федерации. По заявлению командующего РВСН генерал-лейтенанта С. Каракаева, сделанному в 2010 г., данный комплекс планируется оставить в строю до 2026 г., пока на вооружение не будет принята новая перспективная МБР.

МБР Р-36 на наземной пусковой установке

Еще с 60-х гг. в СССР предпринимались попытки создания подвижных грунтовых ракетных комплексов, неуязвимость которых обеспечивалась бы за счет постоянной смены местоположения. Так появился мобильный ракетный комплекс «Темп-2С». В 1976 г. два первых ракетных полка, каждый из которых имел по шесть пусковых установок, заступили на боевое дежурство. Позднее на базе комплекса «Темп-2С» КБ Надирадзе создало баллистическую ракету средней дальности «Пионер», известную как СС-20.

Долгое время РСД оставались «в тени» межконтинентальных баллистических ракет но с 70-х гг. их важность возросла в связи с ограничениями, накладываемыми советско-американскими договорами на развитие МБР. Разработка комплекса «Пионер» началась в 1971 г., а в 1974 г. с полигона Капустин Яр был произведен первый запуск данной ракеты.

Самоходные установки для комплекса создавались на базе шестиосного шасси МАЗ-547А, выпускаемые заводом «Баррикады» в Волгограде. Масса самоходной установки с транспортно-пусковым контейнером составляла 83 тонны.

Ракета 15Ж45 комплекса «Пионер» была двухступенчатой твердотопливной. Дальность ее полета составляла 4500 км, КВО – 1,3 км, время готовности к старту – до 2 минут. Ракета оснащалась тремя боеголовками индивидуального наведения по 150 Кт каждая.

Развертывание комплексов «Пионер» шло быстро. В 1976 г. РВСН получили 18 первых мобильных ПУ, через год в строю находилась уже 51 установка, а в 1981 г. уже 297 комплексов несли боевое дежурство. На Украине и в Белоруссии дислоцировалось по три дивизии «Пионеров», в азиатской части СССР – еще четыре. Комплексами «Пионер» вооружали соединения, ранее имевшие на вооружении РСД Р-12 и Р-14.

В то время СССР готовился не только к конфронтации с НАТО – напряженные отношения были и с Китаем. Поэтому в конце 1970-х гг. полки «Пионеров» появились у Китайской границы – в Сибири и Забайкалье.

Активное развертывание ракетных комплексов «Пионер» вызвало серьезную тревогу у руководства стран НАТО. В то же время советское руководство заявляло, что «Пионеры» не влияют на баланс сил в Европе, так как принимаются на вооружение вместо ракет Р-12 и Р-14. Американцы также развертывали на территории Европы свои ракеты средней дальности «Першинг-2» и крылатые ракеты «Томагавк». Все это ознаменовало собой новый этап ракетно-ядерной гонки. Нервозность обеих сторон в отношении ракет средней дальности можно было понять. Ведь их опасность заключалась в близости к потенциальным целям: подлетное время составляло всего 5-10 минут, что не давало шансов среагировать при внезапном ударе.

В 1983 г. CCCР развернул в Чехословакии и ГДР ракетные комплексы «Темп-С». Количество комплексов «Пионер» продолжало расти и к 1985 г. достигло своего максимума – 405 единиц, а общее количество ракет 15Ж45 на боевом дежурстве и в арсеналах РВСН составило 650 единиц.

С приходом к власти М.С. Горбачева ситуация в области ракетно-ядерного противостояния СССР и США коренным образом изменилась. Неожиданно для всех в 1987 г. Горбачев и Рейган подписали договор о ликвидации ракет меньшей и средней дальности. Это был беспрецедентный шаг: если предыдущие договора лишь ограничивали наращивание МБР, то здесь речь шла о ликвидации целого класса вооружений с обеих сторон.

Впоследствии многие высокопоставленные советские военные деятели заявляли о невыгодных условиях данного договора для СССР, называя действия Горбачева предательством. Действительно, СССР должен был уничтожить в два с лишним раза большее количество ракет, чем США. Помимо «Пионеров», ликвидировались также оперативно-тактические ракетные комплексы «Темп-С» (135 установок, 726 ракет), «Ока» (102 установки, 239 ракет) и новейшие установки крылатых ракет РК-55 (еще не развернутые). К 12 июня 1991 г. процесс уничтожения указанных ракетных комплексов был полностью завершен. Часть ракет уничтожили методом запуска в Тихий океан, остальные подорвали после демонтажа ядерных боеголовок.

Часть ракетных соединений, имевших на вооружении ракеты средней дальности, пришлось расформировать, а оставшиеся получили на вооружение мобильные МБР «Тополь».

Договор ОСВ-2

ПУ МБР мобильного базирования «Темп-2С»

Подписание договора ОСВ-1 дало надежду на то, что ракетно-ядерное противостояние между СССР и США наконец-то прекратится. С 1974 по 1979 г. с переменным успехом происходили переговоры о дальнейшем ограничении стратегических ядерных арсеналов сторон. Окончательный вариант договора, согласованный в 1979 г. предусматривал для каждой из сторон возможность иметь не более 2250 стратегических носителей (МБР и стратегических бомбардировщиков с крылатыми ракетами), из них не более 1320 носителей с разделяющимися головными частями. Стратегические бомбардировщики приравнивались к межконтинентальным баллистическим ракетам с РГЧ. Допускалось иметь не более, чем по 1200 единиц ракет наземного и морского базирования с РГЧ, из них МБР наземного базирования – не более, чем по 820 единиц.

Интересно, что в ходе переговоров всем отечественным ракетам придумали «псевдонимы». Истинные наименования ракет представляли собой военную тайну, но все же их нужно было как-то обозначать. Позже, псевдонимы МБР, наряду с первоначальными названиями, стали фигурировать в отечественных источниках. Это создает некоторую путаницу, так что внесем ясность:

  • УР-100К – РС-10;
  • РТ-2П – РС-12;
  • «Тополь» – РС-12М;
  • «Темп-2С» – РС-14;
  • МР-УР-100 – РС-16;
  • УР-100Н – РС-18;
  • Р-36 – РС-20.

Новое обострение советско-американских отношений в конце 1970-х – начале 1980-х гг. нанесло удар по договору РСД-2. Поводов для обострения было достаточно: установление прокоммунистического режима в Анголе при прямом содействии СССР, ввод советских войск в Афганистан, наращивание количества ракет средней дальности в Европе. Поэтому договор ОСВ-2, подписанный Дж. Картером и Л.И. Брежневым в 1979 г., так никогда и не был ратифицирован конгрессом США. С приходом к власти Рейгана, взявшего курс на конфронтацию с СССР, о договоре ОСВ-2 забыли. Тем не менее, в 1980-х стороны в целом соблюдали основные положения договора ОСВ-2, и даже иногда обвиняли друг друга в нарушении его статей.

Мобильные МБР «Тополь»

В 1975 г. КБ Надирадзе была начата разработка нового самоходного ракетного комплекса на базе твердотопливной МБР РТ-2П. Узнав о разработке «Тополя», американцы обвинили советскую сторону в нарушении договора ОСВ-2, согласно которому каждая из сторон могла разработать по одной новой МБР в дополнение к существующим моделям (а в СССР на то время уже разрабатывалась ракета РТ-23 шахтного и железнодорожного базирования). Получалось, что СССР разрабатывал не одну, а две МБР. На эти обвинения советское руководство отвечало, что «Тополь» является не новой ракетой, а всего лишь модификацией МБР РТ-2П. Поэтому новый ракетный комплекс получил индекс РТ-2ПМ. Конечно же, это являлось уловкой – «Тополь» был новой разработкой. Американцы, хоть и не соглашались с советскими аргументами, считая их уловкой, ничем не могли помешать, и в 1984 г. началось развертывание МБР РТ-2ПМ в позиционных районах.

В 1985 г. на боевое дежурство заступили две первых полка, вооруженных «Тополями». Всего к тому времени в составе РВСН находилось 72 комплекса РТ-2ПМ. В последующие годы численность МБР «Тополь» в составе РВСН СССР стремительно возрастала, достигнув максимума в 1993 г. – 369 единиц, а в 1994-2001 гг. держалась на уровне 360 единиц, что составляло от 37 до 48% численности всей российской группировки ракетных комплексов стратегического назначения.

Пусковая установка МБР «Тополь» монтируется на семиосном шасси МАЗ-7912. Максимальная дальность полета ракеты РТ-2ПМ составляет 10000 км, КВО – 900 м. Головная часть моноблочная, мощностью 550 Кт.

Массовое развертывание ракетных комплексов «Тополь» означало новый подход командования к обеспечению живучести РВСН в условиях ядерного удара противника. Если раньше ставка делалась на мощную защиту подземных ШПУ и рассредоточение их по большим площадям, то теперь основным фактором защиты становилась мобильность пусковых установок, которые невозможно было держать под прицелом – ведь их местонахождение постоянно изменялось. В случае внезапного ядерного удара противника, за счет своей выживаемости ПГРК «Тополь» должны были обеспечить 60% боевого потенциала, необходимого для ответного удара. Пуск ракеты РТ-2ПМ мог быть осуществлен в кратчайшее время из любой точки маршрута боевого патрулирования, или прямо с места постоянной дислокации – из спецсооружения (укрытия) с раздвижной крышей.

До момента распада Союза «Тополя» на вооружение получили 13 дивизий РВСН. Десять из них базировались на территории России, три – в Белоруссии. Каждый ракетный полк «Тополей» состоял (и состоит) из девяти мобильных пусковых установок.

Развертывание большого количества мобильных пусковых установок МБР вызвало серьезное беспокойство американских стратегов, так как значительно меняло баланс сил в ракетно-ядерном противостоянии. Разрабатывались меры по нейтрализации пусковых установок «Тополь», находящихся на боевом патрулировании. Одиночные установки были действительно уязвимы, например, при встрече с диверсионной группой противника. Но уничтожение одной установки ничего не решает, а организовать выявление и скоординированное уничтожение сотен мобильных ПУ силами диверсантов, да еще и на советской территории – нереальная задача. В качестве еще одного средства борьбы с «Тополями» рассматривался «самолет-невидимка» B-2, который, по мнению его разработчиков, мог выявлять и уничтожать мобильные пусковые установки, оставаясь невидимым и неуязвимым для советской ПВО. На практике американские «стелсы» вряд ли справились бы с указанной задачей. Во-первых, их «невидимость» — в значительной степени миф, речь может идти максимум о снижении радиолокационной заметности, но в оптическом диапазоне «стелс» виден так же, как и обычный самолет. Во-вторых, как и в предыдущем случае, уничтожение отдельных ПУ ничего не решает, а обнаружить и одновременно уничтожить сотни установок, находясь при этом в воздушном пространстве противника, вряд ли возможно.

В дополнение к «Тополям», советское командование преподнесло американцам еще один неприятнейший сюрприз в виде «ядерных поездов» — боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) П-450. Каждый ракетный поезд нес три МБР Р-23УТТХ с разделяющейся головной частью. Первый БЖРК заступил на боевое дежурство в 1987 г., а к моменту распада СССР имелось уже 12 составов, сведенных в три ракетных дивизии.

Распад Союза и судьба РВСН

В процессе распада СССР ракетным войскам стратегического назначения удалось сохранить боеспособность в большей степени, чем другим родам войск. В то время, как сокращение обычных вооружений шло огромными темпами, РВСН не трогали, если не считать ликвидации ракет средней дальности. Однако очередь дошла и до них. Американцы, которые считали себя победителями в «Холодной войне», начали диктовать свои условия.

31 июля 1991 г. в Москве был подписан договор СНВ-1. В отличие от договоров ОСВ-1 и 2, он предусматривал не ограничение, а существенное сокращение стратегических вооружений. Количество развернутых стратегических ракет для каждой из сторон устанавливалось на уровне 1600 единиц, и 6000 боезарядов для них. Однако для СССР устанавливался еще ряд ограничений, которые сильно ослабляли РВСН и фактически их под контроль американцев.

Количество самых мощных советских МБР Р-36 уменьшалось вдвое – до 154 единиц. Запрещалось принятие на вооружение МБР новых типов.

Была максимально ограничена мобильность ракетных поездов, которых американцы очень боялись. Им разрешалось находиться только на станциях, общим количеством не более 7, для удобства наблюдения за ними из космоса. Запрещалось маскировать составы.

Мобильные ПУ «Тополь» разрешалось развертывать в строго ограниченных районах, в каждом из которых могло находиться не более 10 установок (т.е. приблизительно полк). Для ракетных дивизий также устанавливались строго ограниченные районы развертывания. Таким образом, американцы лишили соединения советских МБР мобильного базирования главного фактора их живучести – возможности постоянно и скрытно перемещаться.

В результате гигантские ресурсы, затраченные на создание РВСН, оказались выброшенными на ветер. Межконтинентальные баллистические ракеты, атомные ракетоносцы, гигантские шахты МБР – все, что создавалось десятилетиями, было уничтожено в течение нескольких лет. Что интересно, процесс ликвидация вооружений и инфраструктуры РВСН происходил при прямой финансовой поддержке вероятного противника – США. Многолетняя ракетно-ядерная гонка завершилась крахом советского государства и деградацией его вооруженных сил.

Подготовлено для http://www.modernarmy.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *